ул. Пушкинская, 175А

“Я песни Родине слагал!”: к 200-летию со дня рождения Н. А. Некрасова (1821-1877/78)

28 ноября 2021 - 18 декабря 2021
Читальный зал центра по работе с книжными памятниками Ростовской области (2 этаж)

В 2021 году исполняется 200 лет со дня рождения классика русской поэзии, писателя и публициста, революционного демократа, редактора и издателя Николая Алексеевича Некрасова. В честь этого события центр по работе с книжными памятниками Ростовской области представляет выставку «“Я песни Родине слагал!”: к 200-летию со дня рождения Н. А. Некрасова».

Николай Некрасов родился 10 декабря (28 ноября по старому стилю) 1821 года в небольшом городе Немирове Винницкого уезда Подольской губернии. Его отец – Алексей Сергеевич Некрасов (1788-1862), происходивший из семьи некогда богатых ярославских дворян, был армейским офицером; мать – Елена Андреевна Закревская (1803-1841) была дочерью посессионера из Херсонской губернии. Родители Елены Закревской не соглашались выдавать свою прекрасно воспитанную дочь за небогатого и малообразованного армейского офицера, поэтому молодые обвенчались без их согласия – в 1817 году. Брак этот, однако, счастливым не был: отец будущего поэта оказался человеком суровым и деспотичным, в том числе по отношению к мягкой и застенчивой супруге, которую называл «затворницей».

Вспоминая о детстве, поэт всегда говорил о своей матери как о страдалице, жертве грубой и развратной среды. Он посвятил матери целый ряд стихотворений («Последние песни», «Мать», «Рыцарь на час»), в которых нарисовал светлый образ, скрасивший своим благородством непривлекательную обстановку его детства. В некрасовском поэтическом мире образ матери – это главный положительный герой. Но присутствуют в его поэзии и образы других родных людей – отца и сестры. Отца поэт изображал как деспота семьи, необузданного дикаря-помещика, а сестру – нежным другом, чья судьба подобна судьбе их матери.

Детство Николая Алексеевича прошло в родовом имении Некрасовых, в деревне Грешнево Ярославской губернии, куда семья перебралась после отставки Алексея Сергеевича. Будучи бригадным адъютантом во 2-й армии, отец будущего поэта теснейшим образом соприкасался с декабристами Общества Соединённых Славян и Южного общества в Тульчине, где была штаб-квартира армии, и с помощью переезда надеялся избежать неминуемых допросов. Рос мальчик в огромной семье (у него было 13 братьев и сестёр) и в тяжёлой обстановке. Дела в родовом имении были сильно запущены, доходило даже до судебных тяжб (например, в течение десятилетий Алексей Сергеевич судился с родной сестрой всего за одну крестьянскую душу), и отец Некрасова взял на себя обязанности исправника. Уезжая по делам, он часто брал с собой сына, так что с ранних лет мальчику доводилось видеть картины, не предназначенные для детских глаз: выбивание долгов и недоимок с крестьян, жестокие расправы, всевозможные проявления горя и нищеты.

В 1832 году Николай Алексеевич поступил в ярославскую гимназию, где проучился до пятого класса. Интереса к учёбе он не испытывал, учился плохо и не ладил с гимназическим начальством – в частности, из-за едких сатирических стихов, которые он начал сочинять в 16 лет. Поэтому из пятого класса отец его забрал, и на этом образование Некрасова завершилось.

В 1838 году по настоянию отца, желавшего для сына военной карьеры, Николай Алексеевич отправляется в Санкт-Петербург для определения в дворянский полк. В столице юный Некрасов повстречал своего гимназического товарища студента Глушицкого и, познакомившись через него с другими студентами, понял, что образование интересует его больше, чем военное дело. Вопреки требованиям Алексея Сергеевича и угрозам оставить его без материального содержания, Некрасов начал готовиться к поступлению в Петербургский университет. Экзамены он провалил, но стал вольнослушателем филологического факультета.

Отец будущего поэта свой ультиматум выполнил и оставил сына без финансовой помощи, так что всё свободное от учёбы время уходило у Некрасова на поиски работы и крыши над головой. Доходило до того, что он не мог позволить себе пообедать, а когда не смог платить за съёмную комнату даже оказался на улице, а затем и вовсе попал в приют для нищих. Там, в приюте, Николай Алексеевич открыл для себя новую возможность заработка – писать прошения и жалобы за небольшую плату. Со временем этап страшной нужды остался позади, и дела начинающего литератора стали налаживаться. К началу 1840-х годов Некрасов зарабатывал на жизнь тем, что сочинял стихи и сказки, выходившие в виде лубочных изданий, публиковал небольшие статьи в «Литературной газете» и «Литературном прибавлении к “Русскому инвалиду”», давал частные уроки и даже сочинял пьесы для Александринского театра под псевдонимом Перепельский. Это позволило ему снимать приличную комнату, хоть и в складчину с двумя юнкерами.

Некрасов всерьёз увлекается литературой. Несколько лет он усердно трудится над прозой, стихами, водевилями, публицистикой, критикой. Когда у него начали появляться собственные сбережения, при поддержке знакомых он выпускает и первую книжку своих стихов – «Мечты и звуки» (СПб., 1840). Сборник состоял из псевдоромантически-подражательных баллад, в которых прослеживалось влияние поэзии Василия Жуковского и Владимира Бенедиктова, с разными «страшными» заглавиями наподобие «Злой дух», «Ангел смерти», «Ворон» и т.п. Василий Андреевич Жуковский, которому начинающий поэт показал готовящуюся к печати книжку, выделил только два стихотворения как приличные, а остальные посоветовал если и печатать, то без указания имени. Некрасов к совету прислушался, и подписал книгу лишь инициалами.

Книга «Мечты и звуки» не имела особого успеха. Хоть критик Николай Полевой и похвалил дебютанта, Виссарион Григорьевич Белинский в «Отечественных записках» отозвался о книге пренебрежительно (назвав, впрочем, что стихи в сборнике «вышедшими из души»); раскупалась книга неизвестного поэта так же плохо. Всё это так сильно подействовало на Некрасова, что он, как и Николай Васильевич Гоголь, скупивший и уничтоживший в своё время первое и единственное издание поэмы «Ганц Кюхельгартен» (СПб.,1829), стал скупать и уничтожать «Мечты и звуки», ставшие сегодня величайшей библиографической редкостью (и так и не вошедшие в собрание сочинений Некрасова).

После неудачи поэтического дебюта, Некрасов пробует себя в прозе; в ранних повестях и рассказах был отображён и собственный жизненный опыт литератора, и его первые петербургские впечатления. Действующие лица этих произведений – молодые разночинцы, голодные поэты, проживающие в нужде чиновники, бедные девушки, обманутые столичными хлыщами, ростовщики, наживающиеся на нуждах бедняков. Художественное мастерство Некрасова было ещё несовершенно, однако его раннюю прозу можно причислить к реалистической школе 1840-х годов, во главе которой стояли Белинский и Гоголь. Позднее Некрасов обращается и к сатирическим жанрам – создаёт водевили «Вот что значит влюбиться в актрису» и «Феоктист Онуфриевич Боб», повесть «Макар Случайный» и др.

В 1842 году произошло сближение литератора с кружком Белинского, за которым последовало и личное знакомство с критиком. Белинский остался низкого мнения о Николае Алексеевиче как о прозаике, но высоко оценил его стихотворение «В дороге» (1845), на которое написал восторженную рецензию.

В начале 1840-х годов Некрасов становится сотрудником журнала «Отечественные записки», начав работу в библиографическом отделе, а позже активно начинает заниматься и издательской деятельностью. Его коммерческая идея – собирать и издавать альманахи с участием знаменитых писателей, не платя им гонорары – при участии Белинского, откровенно просившего известных литераторов подарить Некрасову повесть, рассказ или стихотворение, чтобы помочь выбраться из стеснённых финансовых обстоятельств – позволила ему выпустить в свет ряд альманахов: «Статейки в стихах без картинок» (1843), «Физиология Петербурга» (1845), «1 апреля» (1846), «Петербургский сборник» (1846), в которых дебютировали Дмитрий Григорьвич, Фёдор Достоевский, выступали Иван Тургенев, Александр Герцен, Аполлон Майков и др. Самыми успешными стали сборник «Физиология Петербурга», в который Некрасов дал собственный роман «Жизнь и похождения Тихона Тростникова» и «Петербургский сборник», в котором были напечатаны «Бедные люди» Ф. М. Достоевского.

Издательское дело шло у Некрасова довольно успешно, так что в конце 1846 – январе 1847 года, вместе с писателем и журналистом Иваном Панаевым, он приобрёл в аренду у Плетнёва журнал «Современник», основанный ещё Александром Сергеевичем Пушкиным. Молодые авторы, до этого публиковавшиеся преимущественно в «Отечественных записках», охотно перешли в издание Некрасова. В «Современник» также перешёл и Белинский, передав Николаю Алексеевичу часть собранного им для собственного сборника материала.

Некрасов взял на себя основную часть работы в «Современнике». Для составления очередного номера он прочитывал по 12 тысяч страниц рукописей, ему приходилось править до ста страниц корректуры, в том числе внося правки и переписывая не прошедшие цензуру тексты. Некрасов также был и одним из основных авторов журнала (здесь печатались его стихи, проза и критика). Кроме того, как и Белинский, Николай Алексеевич стал успешным открывателем новых талантов: на страницах «Современника» нашли славу и признание Иван Тургенев, Дмитрий Григорович, Иван Гончаров, Александр Герцен, Николай Огарёв; в журнале публиковались Александр Островский, Михаил Салтыков-Щедрин, Глеб Успенский. Некрасов ввёл в русскую литеру Фёдора Достоевского и Льва Толстова, а печатавшиеся в журнале Николай Чернышевский и Николай Добролюбов стали идейными руководителями «Современника». Популярности журнала способствовал и ряд коммерческих приёмов: подписная цена была ниже, чем у «Отечественных записок», кроме того у журнала были бесплатные приложения (например, к первому номеру отдельной книжкой прилагалась повесть Герцена «Кто виноват?»). В период с 1848 по 1855 годы, который стал одним из самых тяжёлых для российской журналистики и литературы из-за резкого ужесточения цензуры, Некрасов как редактор «Современника» сумел сохранить репутацию журнала, а для заполнения пробелов в содержании, возникших из-за цензурных запретов, начал публиковать в нём главы из приключенческих романов «Мёртвое озеро» и «Три страны света», которые писал в соавторстве со своей гражданской женой Авдотьей Панаевой (скрывавшейся под псевдонимом Н. Н. Станицкий).

В середине 50-х годов в «Современнике» возникли классовые противоречия, разделившие авторов на две группы. Представители либерального дворянства выступали за реализм и эстетическое начало в литературе, сторонники демократии придерживались сатирического направления. Противостояние выплеснулось и на страницы журнала, так что Некрасов в январе 1859-го, совместно с Николаем Добролюбовым, основал сатирическое издание «Свисток» в качестве приложения к журналу. В «Свистке» публиковались юмористические повести и рассказы, сатирические стихи, памфлеты и карикатуры. Последний номер приложения вышел в свет через полтора года после смерти Добролюбова, в апреле 1863 года.

За годы руководства «Современником» Некрасову удалось преобразовать его в главный литературный журнал России и прибыльное предприятие. Однако в июне 1862 года журнал был приостановлен на 8 месяцев «за вредное направление» (на его страницах появлялась революционная пропаганда, пусть и завуалированная), а в 1866 году, после убийства императора Александра II, журнал был закрыт навсегда. После закрытия журнала Некрасов сблизился с издателем Андреем Краевским, и уже в 1868 году арендовал у него «Отечественные записки», сделав их боевым органом революционного народничества и, совместно с Салтыковым-Щедриным, превратив их в орган передовой демократической мысли.

В конце 1860-х годов Некрасов, опасаясь закрытия «Отечественных записок», стал несколько осторожнее: прямо не восхвалял революционеров, преследовавшихся правительством, и искал обходные пути для донесения своих мыслей. В 1868 году он пишет стихотворение «Душно! Без счастья и воли…», в котором ему удаётся почти прямо выразить революционный призыв. Вообще некрасовская лирика 1870-х годов и его поэмы пропитаны революционными настроениями. Главной работой Некрасова в поздние годы стала эпическая крестьянская поэма-симфония «Кому на Руси жить хорошо».

Замысел поэмы появился у Некрасова еще в конце 1850-х годов, однако первую часть он написал уже после отмены крепостного права, примерно в 1863 году. Основой произведения стали не только литературные опыты предшественников поэта, но и его собственные впечатления и воспоминания. По задумке автора, поэма должна была стать своеобразной эпопеей, демонстрирующей жизнь российского народа с разных точек зрения. При этом Некрасов целенаправленно пользовался для её написания не «высоким штилем», а простым разговорным языком, приближенным к народным песням и сказаниям, изобилующим просторечными выражениями и поговорками. Работа над поэмой заняла у Некрасова почти 14 лет, но даже за этот срок он не успел воплотить свой замысел в полной мере: помешала тяжёлая болезнь, приковавшая писателя к постели. Первоначально произведение должно было состоять из семи или восьми частей, маршрут путешествия героев, ищущих, «кому живется весело, вольготно на Руси», лежал через всю страну, до самого Петербурга, где им предстояла встреча с чиновником, купцом, министром и царём. Однако Некрасов понимал, что не успеет завершить работу, поэтому свел четвёртую часть повествования – «Пир на весь мир» – к открытому финалу. При жизни Некрасова в журнале «Отечественные записки» были опубликованы только три фрагмента поэмы – первая часть с прологом, не имеющая собственного названия, «Последыш» и «Крестьянка». «Пир на весь мир» был напечатан только через три года после смерти автора и с существенными цензурными сокращениями.

В начале 1875 года Николай Алексеевич Некрасов тяжело заболел – врачи обнаружили у него рак кишечника, неизлечимую болезнь, которая на два последующих года приковала его к постели. Некрасова даже оперировал специально прибывший из Вены хирург Христиан Бильрот (1829-1894), но операция лишь ненамного продлила ему жизнь.

В это нелёгкое время поэт пишет «Последние песни», которые относят к лучшим его творениям. В «Дневнике писателя» Достоевский писал: «Я видел его в последний раз за месяц до его смерти. Он казался тогда почти уже трупом, так что странно было даже видеть, что такой труп говорит, шевелит губами. Но он не только говорил, но и сохранял всю ясность ума. Кажется, он всё ещё не верил в возможность близкой смерти. За неделю до смерти с ним был паралич правой стороны тела».

Некрасов умер 27 декабря 1877 года (8 января 1878 года) в 8 часов вечера.

Проводить поэта в последний путь пришло огромное число людей, его похороны стали первым случаем всенародной отдачи последних почестей писателю. Прощание началось в 9 часов утра; несмотря на сильный мороз, толпа в несколько тысяч человек, преимущественно молодёжи, провожала тело поэта от дома до места его упокоения на петербургском Новодевичьем кладбище. Молодёжь не дала говорить выступавшему на самих похоронах Достоевскому, который отвёл Некрасову третье место в русской поэзии после Пушкина и Лермонтова, прервав его криками «Да выше, выше Пушкина!» (позднее этот спор перешёл в печать). В погребении Некрасова принимали участие представители «Земли и воли» и других революционных организаций, возложивших на гроб поэта венок с надписью «От социалистов».

Личная жизнь Николая Алексеевича Некрасова складывалась не всегда удачно. В 1842 году, на поэтическом вечере, он встретил Авдотью Панаеву (урожд. Брянскую; 1820-1893), жену писателя Ивана Панаева, считавшуюся одной из самых красивых женщин Петербурга того времени. Некрасову пришлось приложить немалые усилия, чтобы привлечь её внимание. Поначалу Авдотья Яковлевна отвергла молодого поэта, отчего он едва не покончил с собой, однако во время одной из поездок Панаевых и Некрасова в Казанскую губернию между ними всё же состоялось объяснение. По возвращении они стали жить гражданским браком в квартире Панаевых, причём вместе с законным мужем Авдотьи Яковлевны. Такой союз продлился почти 16 лет – до самой смерти Ивана Панаева.

Всё это вызывало общественное осуждение, но Некрасов и Панаева были счастливы. В этот период поэт создаёт один из лучших своих стихотворных циклов (т.н. «Панаевский цикл», многие произведения из которого они писали и редактировали вместе); соавторству Некрасова и Станицкого (псевдоним Авдотьи Яковлевны) принадлежит несколько романов, имевших большой успех. Несмотря на нестандартный образ жизни, все трое оставались также единомышленниками и соратниками в деле возрождения журнала «Современник».

В 1862 году умер Иван Панаев, а вскоре от Некрасова ушла Авдотья Яковлевна. Несмотря на это, он помнил её до конца жизни и даже упомянул в завещании.

В мае 1864 года Некрасов отправился в заграничную поездку. Жил он преимущественно в Париже вместе со своими спутницами – родной сестрой Анной Алексеевной и француженкой Селиной Лефрен, актрисой французской труппы, выступавшей в Михайловском театре. Лето 1866 года она провела в Карабихе, в имении Некрасова, а весной 1867 года отправилась за границу – снова с Анной Алексеевной и Некрасовым. В Россию Селина уже не вернулась, но отношения с Некрасовым не прервала – в 1869 году они встретились в Париже и провели у моря в Диеппе весь август. Этой поездкой Некрасов остался очень доволен; вернувшись в Россию он не забывал Селину и помогал ей, а в завещании назначил ей десять с половиной тысяч рублей.

Позже Некрасов познакомился с деревенской девушкой Фёклой Анисимовной Викторовой, приятной и доброй, но простой и малообразованной девушкой, которой было всего 23 года. Писатель водил её в театры, на концерты и выставки, чтобы восполнить пробелы в воспитании, и придумал ей имя – Зина (так Фёкла Анисимовна стала называться Зинаидой Николаевной). Обвенчались они лишь незадолго до кончины поэта, однако он считал её своей законной женой.

Николай Некрасов известен современным читателям как «самый крестьянский» поэт России: именно он одним из первых заговорил о трагедии крепостничества и исследовал духовный мир русского крестьянства. Несмотря на то, что большинство его произведений полно печальных картин народного горя, они создают бодрящее впечатление, не оставляют равнодушным и всегда волнуют. На протяжении трёх десятилетий (1840-60-е гг.) XIX века Некрасов являлся фактически одним из руководителей прогрессивного литературного движения в России, а в годы революционной ситуации в России (1859-1861) его творчество стало оказывать заметное влияние на передовые слои общества.

По мнению советского литературоведа и критика Владимира Жданова, Некрасов стал реформатором русского стиха, художником русского слова, который впитал все богатства народной речи. Он был крупнейшим выразителем национального сознания русского народа в одну из трудных эпох его развития. Будучи редактором лучших русских журналов XIX века Николай Некрасов стоял в центре литературно-общественного движения своего времени. Как художник-новатор, который искал и предлагал новые пути в русской литературе, он поднял русскую литературу на новую ступень развития.

Несмотря на популярность в либеральных и литературных кругах своего времени, Некрасов не был справедливо и в полной мере оценён при жизни. Только в XX веке оригинальность и новизна некрасовского слога были по достоинству признаны.

В экспозиции «Книжного вернисажа», подготовленной специалистами центра по работе с книжными памятниками Ростовской области, представлено 6 изданий произведений Николая Алексеевича Некрасова:

1.    Некрасов Н. А. Мечты и звуки : стихотворения. Санкт-Петербург : Тип. Егора Алипанова, 1840.

Прижизненное издание. Библиографическая редкость.

Первый сборник произведений Некрасова. Многие стихотворения были написаны им ещё до его приезда в Санкт-Петербург, в 1836-1837 годах. О начале жизни в Петербурге и о появлении своей первой книги сам поэт рассказывал так: «Я готовился в университет, голодал, подготовлял в военноучебные заведения девять мальчиков – по всем русским предметам. Это место доставил мне Григорий Францевич Бенецкий, он тогда был наставник и наблюдатель в Пажеском корпусе и чем-то в Дворянском полку. Это был отличный человек. Однажды он мне сказал: “напечатайте ваши стихи, я вам продам по билетам рублей на 500”. Я стал печатать книгу “Мечты и звуки”. Тут меня взяло раздумье, я хотел её изорвать, но Бенецкий уже продал до сотни билетов кадетам и деньги я прожил. Как тут быть!.. В раздумье я пошёл со своей книгой к Василию Андреевичу Жуковскому. Принял меня седенький, согнутый старичок, взял книгу и велел прийти через несколько дней. Я пришёл, он какую-то мою пьесу похвалил, но сказал: – Вы потом пожалеете, если выдадите эту книгу. – Но я не могу не выдать (и объяснил почему). Жуковский дал мне совет: снимите с книги ваше имя. “Если хотите напечатать, то издайте без имени. Впоследствии вы напишете лучше, и вам будет стыдно за эти стихи”. Так что сборник “Мечты и звуки” вышли под двумя буквами “Н.Н.”. Меня обругали в какой-то газете, я написал ответ, это был единственный случай в моей жизни, что я заступился за себя и своё произведение. Ответ был глупый, глупее самой книги. Всё это происходило в 40-м году. Белинский тоже обругал мою книгу».

Почти вся критическая печать того времени тоже не поддержала сборник, и поэт решил изъять его из продажи. Но свободных денег у поэта в то время было не так много, и он не мог сразу скупить всё издание, а делал это постепенно, так что очень небольшая часть тиража попала впоследствии на антикварный книжный рынок.

2.    Некрасов Н. А. Последние пести : стихотворения. Санкт-Петербург : Тип. А. А. Краевского, 1877.

Последний прижизненный сборник стихов Некрасова. Единственное отдельное издание цикла.

Сборник издан весной 1877 года, за несколько месяцев до смерти поэта. Эти стихи – поэтическая исповедь, прощание поэта с людьми и с жизнью. В составе сборника впервые напечатана поэма «Мать», законченная поэтом 9 февраля 1877 года. Цензурные искажения текста прижизненного издания восполнены, насколько это представлялось возможным, по собственноручным поправкам Некрасова, которые он делал для нового издания своих произведений и которые он вписал в экземпляры, подаренные им И. Н. Крамскому и Ф. М. Достоевскому. В дальнейшем составившие его стихотворения входили в собрание сочинений поэта.

3.    Неизданные произведения Н. А. Некрасова / с объяснит. ст. и примеч. К. И. Чуковского. Санкт-Петербург : Петербург, 1918. (Памятники русской культуры / под ред. К. И. Чуковского).

В печатной издательской обложке.

Входящие в этот сборник произведения Н. Некрасова опубликованы К. Чуковским в 1913-1917 годах в «Русском слове», «Ниве», «Речи».

Николай Алексеевич Некрасов был любимым поэтом Корнея Ивановича Чуковского (1882-1969). В 1917 Чуковский приступил к многолетнему труду, посвященному творчеству Некрасова. Благодаря усилиям писателя и переводчика вышло первое советское собрание стихотворений Некрасова, работа над которым была завершена только в 1926 году.

4.    Некрасов А. И. Каменное сердце : (повесть из жизни Достоевского) / под ред. и со вступ. ст. К. И. Чуковского. Изд. 2-е, испр. и доп. Петербург : Полярная звезда, 1922.

Повесть, незавершенная и не опубликованная целиком при жизни Некрасова. Впервые напечатана в 1917 году в журнале «Нива» (№ 34-37), под заглавием, данным Корнеем Ивановичем Чуковским. Издание предваряет большой вступительный очерк Чуковского «Достоевский и кружок Белинского».

5.    Некрасов Н. А. Кому на Руси жить хорошо / худож. Василий Смирнов (Палех). Ярославль : Верхне-Волж. кн. изд-во, 1978.

Издание знаменитой поэмы Некрасова, повествующей о путешествии семерых крестьянских мужиков по всей Руси с целью поиска счастливого человека. Действие происходит вскоре после отмены крепостного права в Российской империи.

Некрасов начал работу над поэмой «Кому на Руси жить хорошо» в первой половине 60-х годов XIX века. Упоминание о ссыльных поляках в первой части, в главе «Помещик», позволяет считать, что работа над поэмой была начата не ранее 1863 года, но наброски произведения могли появиться и раньше. Рукопись первой части поэмы помечена 1865 годом, однако, возможно, что это дата окончания работы над этой частью.

Вскоре после окончания работы над первой частью, пролог поэмы был опубликован в январском номере журнала «Современник» за 1866 год. Печатание растянулось на четыре года и сопровождалось цензурными гонениями. Некоторые части поэмы публиковались в журнале «Отечественные записки». К продолжению работы над поэмой писатель приступил лишь в 1870-х, написав ещё пять частей произведения: «Последыш» (1872), «Крестьянка» (1873), «Пир – на весь мир» (1876). Поэт не собирался ограничиваться написанными главами, задумывались ещё три или четыре части, однако развивающаяся болезнь помешала намерению автора. Некрасов, чувствуя приближение смерти, постарался придать некоторую «законченность» последней части.

Издание иллюстрировано палехским художником, минитюаристом и реставратором, заслуженным художником РСФСР Василием Николаевичем Смирновым (р. 1927).

6.    Некрасов Н. А. Кому на Руси жить хорошо / худож. К. С. Бокарев. Москва : Советская Россия, 1985.

Ещё одно издание поэмы Некрасова, иллюстрированное палехским художником, миниатюристом Константином Сергеевичем Бокарёвым (р. 1928).

7.    Некрасов Н. А. Мороз, Красный нос ; Русские женщины ; Дедушка. Ярославль : Верхне-Волж. кн. изд-во, 1971.

Издание из коллекции малоформатных и миниатюрных изданий центра по работе с книжными памятниками Ростовской области. Высота книжного блока – 9, 7 см. Сторонки переплёта изготовлены из фанеры на Ярославской мебельной фабрике «Красный Октябрь». Книга издана к 150-летию Н. А. Некрасова тиражом в 1000 экземпляров.

8.    Некрасов Н. А. Стихотворения и поэмы. Саратов : Приволж. кн. изд-во, 1972.

Издание из коллекции малоформатных и миниатюрных изданий центра по работе с книжными памятниками Ростовской области. Высота книжного блока 9 см.

Издание иллюстрировано саратовским художником-графиком, иллюстратором, плакатистом и музейным работником Борисом Антоновичем Протоклитовым (1899-1987).

Также в экспозиции представлены «Некрасовские альманахи». Среди экспонатов:

1.    Физиология Петербурга, составленная из трудов русских литераторов. Ч. 1-2 : (с политипажами) / под ред. Н. Некрасова. Санкт-Петербург : Изд. книгопродавца А. Иванова, 1845. (грав. Е. Бернадского, рис. деланы Коврыгиным и др.).

Прижизненное издание.

Первый из литературных альманахов, издававшихся в 40-х годах Николаем Алексеевичем Некрасовым. Сборник сыграл большую роль в формировании реалистического направления русской литературы. В «Физиологии Петербурга» были опубликованы произведения самого Некрасова («Петербургские углы»), Д. В. Григоровича, И. И. Панаева, В. И. Даля, Е. П. Гребенки и др. В альманахе активно участвовал В. Г. Белинский, опубликовавший там статьи, предварявшие каждую часть – «Петербург и Москва» и «Петербургская литература».

Альманах стал декларацией «натуральной школы». Задачей его, как писал Некрасов, было «раскрыть все тайны нашей общественной жизни, все пружины радостных и печальных сцен нашего домашнего быта […], ход и направление нашего гражданского и нравственного образования». «Физиологические очерки», опубликованные в альманахе, показывали действительную жизнь, без прикрас, с демократических и гуманистических позиций. Белинский чрезвычайно высоко оценивал «Физиологию Петербурга», защищал альманах от нападок со стороны «Северной пчелы» и «Москвитянина».

2.    Иллюстрированный альманах, изданный И. Панаевым и Н. Некрасовым. Санкт-Петербург : Тип. Эдуарда Праца, 1848.

Запрещённое цензурой издание, никогда не поступавшее в продажу.

«Иллюстрированный альманах» вышел в 1848 году и был обещан в виде премии годовым подписчикам журнала «Современник». Причиной запрета издания и дальнейшего уничтожения послужила повесть Авдотьи Панаевой «Семейство Тальниковых», напечатанное под псевдонимом Н. Станицкий.

Весь тираж издания был связан и запечатан и долгое время лежал на чердаке в редакции «Современника», которая вместо «Альманаха» выпустила «Литературный сборник» (СПб., 1849). Через 10 лет, когда издатели хватились сложенного и опечатанного альманаха, то оказалось, что все связки с ним бесследно исчезли.

В альманах включена первая и единственная прижизненная публикация рассказа Ф. М. Достоевского «Ползунков», иллюстрированная четырьмя рисунками родоначальника критического реализма в русской живописи Павла Андреевича Федотова (1815-1852), один из которых гравирован ксилографом и карикатуристом Евстафием Ефимовичем Бернадским (1819-1889). Иллюстрация, помещённая между с. 62-63, в экземплярах многих крупных библиотек отсутствует, так же как и экземпляры с карикатурой Николая Александровича Степанова (1807-1877) «Журналист и Сотрудник», на которой изображены издатель А. Краевский и писатель Ф. М. Достоевский.

В представленном на выставке экземпляре Донской публичной библиотеки карикатура «Журналист и Сотрудник» имеется, иллюстрации между страницами 62-63 нет.


Поделиться:
Подбор литературы