За трое суток, что прошли от воскресенья, в Ростове уже появились первые признаки устаивания новой жизни — жизни на военный лад. Бульвары — сплошь, а улицы — местами, с выломом булыжника, были изрыты щелями. Иные щели оставались открытыми, другие покрывались лёгким тёсом или хворостом, присыпа­лись землёй — и было всем сподряд смутно и непонятно: такие ли щели нужны или не такие, пособят или не пособят.

Владели городом два психоза — психоз дежурств и психоз светомаскировки. Составлялись круговые списки ночных де­журств — сотрудников на работе, жильцов в домах, приходилось каждому, работая днём, ещё дежурить чуть не через ночь. Будто спешили измотать силы, не понимая, что надо их сохранять. Ды­шали минутами, ещё не поняв, что надо дышать годами. У каждых ворот всю ночь стояло по два дежурных жильца — по два, потому что одного мог вывести из строя диверсант-разведчик. Домоуправ, как сторож с колотушкой, обходил свой квартал и у каждого подъ­езда бодро спрашивал:

— Дежурите, товарищи?

Солженицын А. И. Люби революцию //Собрание сочинений : в 30 т. Т. 18: Раннее / Александр Солженицын. Москва, 2016. С. 261.

ещё цитаты автора
СКРЁБОВ Николай Михайлович
СОФРОНОВ Анатолий Владимирович
   
12+