Танаис

В низовье Дона река распадается на множество рукавов, которые тихо стремят свои воды к Азовскому морю. Один из них, самый тихий, застойный и илистый, обросший чаканом и осокой, так и называется – Мертвый Донец. А на высоком северном берегу его около станции Недвиговка еще несколько десятилетий тому назад можно было видеть плешивые холмики, зеленевшие полынью и чебрецом бугры, рвы и канавы. Это были остатки тоже мертвого города, Танаиса, последнего форпоста древнегреческой культуры на краю скифских и сарматских степей.

Шаг за шагом раскопки выявили историю и основные черты жизни этого греко-варварского поселения, просуществовавшего почти тысячу лет и сметенного неистовым нашествием готов. Потом камни его строений и мостовых использовали на хижины и заборы соседних поселений и хуторов. Где-то было место собраний горожан – aгopa, рядом, надо полагать, возвышался храм, в котором возносили молитвы Зевсу. Исчезло все, кроме бугристых круч и чертополоха. Как не вспомнить грустное стихотворение Шиллера “Боги Греции”:

Да, ушли, и все, что вдохновенно, Что прекрасно, унесли с собой, – Все цветы, всю полноту вселенной, – Нам оставив только звук пустой.

Но так ли уж бесследно ушли, канули в Лету дни танаитов? Хлопотливые, настойчивые и беззаветно преданные делу археологи, десятилетиями работая киркой и лопатой, скальпелем и мягкой кисточкой, шаг за шагом возрождают прошлое, его, казалось бы, утраченные страницы. Постепенно вырисовываются смешанный Греко-скифский облик жителей, архитектура стен и башен, окружавших город, путаница узких улочек, воссоздаются предметы быта, мельницы и рыболовецкие снасти, из черепков восстанавливаются пифосы и амфоры, скифосы – сосуды для вина, бусы и другие украшения. По печатям и надписям на изделиях раскрываются связи города: Афины, Синоп, Родос, Пергам, Антиохия. Всплывают имена градостроителей и начальников... Усилиями музейных работников восстановлены отдельные жилища и подворья танаитов, бережно реставрированы орудия труда, произведения искусства.

Все это, несомненно, важно для познания прошлого, для восстановления давно ушедших исторических картин. Но актуально ли оно для нас сегодня, имеет ли какуюто связь с нашей современностью, ее проблемами? В одной из витрин танаисского музея стоит небольшой светильник, в котором некогда горело масло; светильник украшен изображением трагического актера с длинными, до плеч волосами, со скорбным выражением чувственного рта. Давно померк светильник, но снова явился людям изпод испачканных вековой пылью обломков…

Культура не исчезает бесследно. Античный мир живет в традициях, образах, познаниях наших современников. И даже там, где он, кажется, полностью исчез, находят себе дорогу ростки неувядаемой культуры.

...Так случилось и с Танаисом. Крепнет и разрастается здесь музейный городок. Как магнит, притягивает он к себе художников, и съезжаются в гости к танаитам двадцатого века поклонники музы, почитатели искусств.

Строго относились древние эллины к передаче огня от светильника к светильнику. И это не только древний афинский обычай. Наш современник, рабочий и поэт Геннадий Жуков подарил танаисскому светильнику с изображением трагического актера свои стихи:

Здесь нет огня. Здесь жил ручной пожар.

Он опрокинут вражеской стрелою.

Здесь нет огня. Здесь царствуют в покое Обугленные души горожан.

Прислушайся!.. И ты услышишь крики, И звон оружья, и предсмертный стон.

И тот огонь, что освещал их лики, Отныне ликом этим освещен.

Так написал рабочий поэт новой социалистической эпохи; в его стихах высокий смысл: эстафета огня от светильников прошлого к нашим дням.

Не случайно новый, революционный этап в истории Московского художественного театра был связан с постановкой задорной, жизнеутверждающей, шаловливой комедии Аристофана “Лисистрата”. Глубокие раздумья о судьбах культуры, о столкновении гуманизма и тирании, разума и силы, любви и подлости воплотил замечательный советский писатель – реалист и фантаст Иван Ефремов в романе “Таис Афинская”. Каждый школьник одолевает теорему Пифагора, каждый врач повторяет клятву Гиппократа. Древнегреческое слово Космос стало родным для каждого гражданина планеты, как и русское слово “спутник”.

В политических битвах мира мы вспоминаем первых отважных борцов за демократию в древних Афинах, вкладывая в это понятие новое, социалистическое содержание. А над Москвой зажигается ныне факел, принесенный из древней Олимпии и несущий свет братства, сотрудничества и содружества народов планеты.

Жданов Ю. А. Танаис // Жданов Ю. А. Избранное, Т. 2. Ростов-на-Дону, 2001. С. 317-328.
 

ещё цитаты автора
ЖАК Вениамин Константинович
ЗАКРУТКИН Виталий Александрович
   
12+