ул. Пушкинская, 175А

Семейные истории на страницах «Донского временника»

Фото/Видео

Донские корни москвички Елены Петровны Высоцкой, кандидата химических наук, генеалога, обладательницы уникального семейного архива, нашли отражение в целом ряде исследований, превратившихся на страницах «Донского временника» в увлекательные путешествия в историю семей и отдельных персон. Представляем рассказ Елены Петровны о том, как она стала исследователем и ссылки на ее публикации в «Донском временнике» об Александре Петровиче Молявко-Высоцком; Дмитрии Дмитриевиче Бондареве; ростовском городском голове Николае Кузьмине; писателе Григории Мисняеве, баронессе Кампенгаузен; роде Сарандинаки и роде Сабо.

Мой интерес к истории семьи лёг на благодатную почву. Старшее поколение поддерживало связи с довольно отдалёнными по нынешним меркам родственниками… и хорошо помнило многие события прошлого.

Бабушка по отцовской линии Нина Константиновна Молявко-Высоцкая, урождённая Кондратович, ростовчанка, в начале 60-х годов записала семейную историю, сопроводив латинским изречением «Scripta manent» («Написанное остаётся»). Получились две рукописные книги: род Кондратовичей (отцовский род) и род Денибек (род матери).

Сведения о семье мужа — Молявко-Высоцких — она знала не так подробно, но тоже оформила в виде записей. Написанные хорошим слогом и дополненные фотографиями воспоминания читались с интересом. С появлением копировальной техники (после смерти бабушки) отец размножил воспоминания, переплёл их и раздал всем членам семьи. Надо заметить, что бабушка очень трепетно относилась к семейным реликвиям. Каждый раз отправляясь под звуки воздушной тревоги в Ростове в бомбоубежище, она брала с собой чемоданчик, в котором помимо паспортов были семейные исторические документы. Таким образом, в моём распоряжении оказалась подробная семейная история, идущая из XVIII века. Несмотря на то, что некоторые факты были не совсем точны и требовали дополнительной проверки, в целом картина жизни семьи получилась полной, с занимательными деталями и психологическими характеристиками представителей рода.

Мой дед Молявко-Высоцкий Александр Петрович, известный в 1920-е годы специалист в области геральдики, был арестован в июне 1941 года и умер через месяц в тюрьме ростовского НКВД. В середине 50-х годов семье была выдана справка о его реабилитации. Воспользовавшись открытием после перестройки засекреченных архивов КГБ СССР, я обратилась с письмом в ФСБ России с просьбой ознакомиться с делом деда. Очень оперативно пришёл ответ. Присланное из Ростова-на-Дону дело репрессированного А.П.Молявко-Высоцкого я смогла не только прочитать в читальном зале приемной ФСБ на Лубянке, но даже переснять на фотоаппарат. Таким образом, мои знания семейной истории пополнились печальными страницами. Помимо протоколов допросов и обвинительного заключения документы подобного рода содержат информацию о местах службы (работы) заключённого, сведения о его родственниках и круге знакомств. Как ни горько бывает читать, для исследователя или просто человека, желающего знать семейную историю, дела репрессированных родственников представляют важный материал.

Воспоминания бабушки, сведения из дела А. П. Молявко-Высоцкого, письма Александра Петровича к дочерям и конспекты его лекций по геральдике, а также «Воспоминания о родных и близких» писателя русского зарубежья Григория Валерьяновича Месняева, ростовчанина, троюродного брата бабушки, повествующие о довоенном Ростове, легли в основу моей статьи «Аристократ»:


Другой мой дед, Дмитрий Бондарев, происходивший из потомственных казаков станицы Раздорская, также оставил внукам записи о себе, своём времени и наших предках — объёмную коленкоровую тетрадь, исписанную аккуратным учительским почерком, под названием «То, что сохранила моя память». Его воспоминания носили больше эмоциональный характер и не претендовали на достоверность, однако создали основу для поиска…

Сталинские репрессии коснулись семьи Бондаревых-Сарандинаки в 1937 году. Прадед, известный русский инженер, создатель первого русского автомобиля Дмитрий Дмитриевич Бондарев, был арестован и расстрелян, прабабушка Н. Н. Бондарева-Сарандинаки сослана в лагерь. Оба были реабилитированы в 1956 году… Я решила воспользоваться правом познакомиться с делом родственников из архива ФСБ и в этот раз. На основе биографического материала о Д. Д. Бондареве была написана статья «Огонь творчества»:

Высоцкая Е. В. Огонь творчества // Донской временник. Год 2009-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2008. Вып. 18. С. 68-80.

Подробности о жизни донских станичников, о трагических событиях гражданской войны на Дону и жизни Новочеркасска в 1918–1919 годах, описанные дедом в воспоминаниях, позволили сделать статью более живой и интересной.

Изучение рода Сарандинаки оказалось делом очень увлекательным. Поиск в интернете дал результаты и задал координаты. Дальнейшее исследование я продолжила в архивах — РГАДА, РГИА, РГАВМФ, РГВИА, ГАРО, Центральном историческом архиве Москвы и Санкт-Петербурга. Как результат две статьи:

Высоцкая Е. П. Три капитана // Донской временник. Год 2011-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2010. Вып. 19. С. 66-72.

Высоцкая Е. П. Одиссея Маргарита Блазо // Донской временник. Год 2014-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2013. Вып. 22. С. 70-82.

Я получила по электронной почте письмо от француза с русскими корнями Владимира Вострикова. Найти меня Владимиру Михайловичу помог наш общий родственник капитан Питер Сарандинаки. Питер живёт в Соединённых Штатах и тоже интересуется семейным родословием. Ко мне Востриков обратился с просьбой узнать о его прадеде Порфирии Михайловиче Айканове. Имя прадеда всегда было окружено в семье тайной.

Заданные координаты не отличались точностью: до революции Айкановы жили в Таганроге, и дед Владимира Михаил Порфирьевич служил помощником прокурора. Не обольщаясь надеждой, я набрала в Интернете нужную фамилию и, к своему удивлению, сразу же получила ответ. Порфирий Айканов в качестве обвиняемого проходил в 1885 году по делу о Таганрогской таможне. Выступление адвоката С. Андреевского вошло в сборник речей знаменитого юриста под названием «Защита Айканова».

О деле Таганрогской таможни писали много, но однобоко. Главным персонажем тогда и сейчас называют греческого купца-миллионера Марка Вальяно, а героем, с блеском выигравшим процесс, — его адвоката А.Пассовера. Дело о злоупотреблениях в таможне слушалось не в Таганроге, а в Харькове. Хранящиеся в российских и украинских архивах сведения очень скудны. Зато в Российской государственной библиотеке есть номера губернской газеты «Харьковские ведомости» за 1885 год, в которых со стенографической точностью описано всё происходившее в зале суда.
Помимо Вальяно на скамье подсудимых сидели 37 купцов и таможенников разных национальностей. На мой взгляд, настоящими героями этой истории стали Порфирий Айканов, единственный чистосердечно раскаявшийся в преступлении, и адвокат С. Андреевский, вызвавший проникновенной речью сочувствие к подзащитному.

Об Айкановых удалось узнать много интересного. Они были известными в Петербурге благотворителями. Родной брат Порфирия Артемий Михаилович служил личным врачом императорской фамилии, и одновременно возглавлял благотворительную больницу для бедных. В Российском государственном историческом архиве сохранился герб Айкановых. Основателю рода крещёному киргизу Ивану Айканову посвящён роман писателя А. Чмыхало «Дикая кровь». После революции семья эмигрировала во Францию. В Ванве, пригороде Парижа, соседкой Айкановых была Марина Ивановна Цветаева.

Высоцкая В. П. Дело Айканова, или Семейная честь // Донской временник. Год 2013-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2012. Вып. 21. С. 88-93.

В «Донском временнике» была опубликована статья И. П. Соколова «Общество спасания на водах», посвящённая деятельности учёного и педагога Н. М. Сарандинаки (1843–1894):

Соколов И. П. Общество спасения на водах // Донской временник. Год 2013-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2012. Вып. 21. С. 66-71.

Я продолжу рассказ о заслугах Николая Маргаритовича и о том, как сложилась жизнь его детей. Личностями они были неординарными. В их судьбах драматично отразилась история России XX века.

Высоцкая Е. П. Дети магистра // Донской временник. Год 2015-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2014. Вып. 23. С. 65-81.

Фамилия Флуки мне встретилась впервые, когда я знакомилась с личным делом учащегося Одесского Благородного лицея М. Сарандинаки. Маргарит в письмах называл директора лицея И. М. Флуки родственником. Флуки также упоминались в родственной связи с таганрожцами Погонатами. Беглое знакомство с биографией основателя рода Иосифа Михайловича Флуки убедило меня в том, что он был фигурой неординарной и оставил заметный след в жизни Таганрога и Одессы первой четверти XIX века.

Высоцкая Е. П. Иосиф Флуки и его сыновья // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 52-62.

Одними из владельцев фамильного имения Маргаритовка были подполковник Георгий Маргаритович Сарандинаки и его жена Наталия Трофимовна, в девичестве Лисенко (Лысенко), государственная крестьянка из села Кагальник. Согласно составленному в 1904 году послужному списку Г.М.Сарандинаки и его законная супруга имели семерых детей, трое из которых родились до брака. Фамилию и отчество подполковника Сарандинаки носила также девушка по имени Антонина. Однако документального подтверждения кровного родства с ней найдено не было. Живущий ныне во Франции внук Антонины Георгиевны Сарандинаки В. В. Востриков уверен в том, что Г. М. Сарандинаки поступил неблагородно, отказавшись признать дочь родной. Свет на события 150-летней давности пролило обнаруженное в РГИА дело:

Высоцкая Е. П. Любовь и благородство // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 158–162.

Изначально главной героиней нового рассказа мне виделась государственная крестьянка села Кагальник Наталия Лисенко, ставшая законной женой потомственного дворянина подполковника Георгия Маргаритовича Сарандинаки. Название напрашивалось само собой: «Барыня-крестьянка». По мере работы с материалами российских и украинских архивов круг героев расширился, обнаружились ранее неизвестные факты. Найденные документы дали возможность лучше узнать нравы и склонности обитателей села. Основатели двух ветвей рода, помещики Маргарит и Павел Сарандинаки, были типичными представителями класса крупных землевладельцев XIX столетия и в штыки восприняли Манифест 1861 года. Среди их детей были консерваторы и либералы по убеждениям. Внуки вступили в жизнь на рубеже веков, когда помещичье землевладение теснили новые капиталистические отношения и в сознании молодёжи укоренялись революционные идеи. Надеюсь, читатель сможет разобраться в хороводе лиц, мест и событий.

Высоцкая Е. П. Павловичи и Маргаритовичи // Донской временник. Год 2016-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2015. Вып. 24. С. 176-194.

Дочь основателя села майора Блазо Мария Маргаритовна была замужем дважды. Её супругами являлись капитан 2-го ранга Федор Павлович Сарандинаки и полковник Перич. До последнего времени полковник Перич представлялся фигурой загадочной – документы не сохранили даже его инициалов. Проведённое историческое расследование позволило выяснить имя полковника, происхождение, подробности службы, год кончины и, самое важное, узнать, почему семейная жизнь Марии превратилась в драму. Как в настоящем детективе, тайна раскрылась в последней главе.

Высоцкая Е. П. Неуловимый полковник Перич // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2021. Вып. 30-й. C. 91-113.

Дети Павла Фёдоровича Сарандинаки, основателя села Павло-Очаково, после кончины родителя решили продать фамильное имение князю Василию Джуричу. Джурич не выполнил финансовых обязательств, и Сарандинаки подали в суд. На момент судебных разбирательств дочь Мария Павловна была замужем и носила нетипичную для жителей Приазовья фамилию Сабо. История рода Сабо идёт из средневековой Европы. В XVIII веке Сабо из Австро-Венгрии переселились в Россию. На новой родине ветви их родословного древа широко раскинулись. Несколько поколений семьи служили в русской армии и прославили род ратными делами. Муж Марии, коллежский асессор Николай Константинович Сабо, приходился внуком полковнику Якову Перичу. Таким образом, новая статья является продолжением предыдущей публикации:

Высоцкая Е. П. Семья Сабо // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2022. Вып. 31-й. C. 84-108.

Мысль написать статью о детских и отроческих годах отца и его друзей в военном Ростове пришла, когда я прочитала книгу
Щербаков Ю. Г. Картинки войны. — Ростов-на-Дону : Ростиздат, 2005.

Воспоминания школьного товарища отца я решилась дополнить подробностями, известными мне от других свидетелей событий военных лет. Рассказ о том, как сложилась судьба четырёх друзей после войны, подтверждает известную истину: все мы родом из детства. Став москвичом, в Ростове Пётр Александрович Молявко-Высоцкий бывал очень редко. Отгулять военному строителю очередной отпуск удавалось не каждый год: часто запланированный отдых прерывался приказом начальства. О родном городе отец никогда не забывал. Только теперь друзья детства встречались в Москве.


Имя писателя Григория Валериановича Месняева больше известно в русском зарубежье, чем на родине: его литературный дар открылся на чужбине. Он сражался в «батальоне смерти» в Первую мировую войну и в полку генерала С. Маркова в Гражданскую войну. Эти события нашли отражение в повести «Давнее», две главы из которой мы опубликовали. Судьба её главного героя капитана Сергея Свечина во многом схожа с судьбой самого автора – Григория Месняева.

Высоцкая Е. П. Токмо за совесть : писатель Григорий Месняев // Донской временник. Год 2018-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2017. Вып. 26. С. 138-147.

О купце Николае Кузмине, без малого шесть лет стоявшем во главе Ростовской городской думы, известно немного. На фоне заслуг перед городом А. М. Байкова деятельность Кузмина выглядела скромно. О нём говорили только в связи с прискорбным уничтожением части дел городского архива. Кем же был на самом деле Николай Иванович Кузмин, что сделал он полезного для Ростова и какое имел отношение к ликвидации архивных дел?

Высоцкая Е. П. Ростовский городской голова Кузмин // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2019. Вып. 28-й.

Барон Балтазар Балтазарович Кампенгаузен (1772–1823) заработал безупречную репутацию многолетней службой в высших органах государственной власти Российской империи. В пору его градоначальства Таганрог превратился в крупный торговый центр юга России. Жена барона красавица Прасковья Петровна (1780–1869), напротив, оставила о себе не лучшую память. Попробуем больше узнать о баронессе через призму характеров и поступков близких к ней людей: отца, брата, мужа, возлюбленного и духовного наставника:

Высоцкая Е. П. Четыре жизни баронессы Кампенгаузен // Донской временник / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2020. Вып. 29-й.

Поделиться:

Назад к списку

Подбор литературы