ул. Пушкинская, 175А

ТРАМ в Ростове: рождение театра

Автор статьи:
Наталья Алубаева
2282
19 мая 2023
Первый ТРАМ, или театр рабочей молодежи, открылся 21 ноября 1925 года в Ленинграде. Вслед за ним комсомольские театры появились в Баку, Москве, Перми, Иваново-Вознесенске. Вскоре трамовское движение охватило всю страну.

Главной целью таких театров было приобщение молодежи к театральному искусству, причём не только в качестве зрителей, а и активных участников театральных постановок. Тысячи молодых рабочих шли в ТРАМ: они чувствовали себя хозяевами новой жизни и верили, что всё им по плечу. Изначально ТРАМ отбросил старые театральные шаблоны, где всё действие в театре группировались вокруг одного героя. Основная идея трамовских спектаклей: борьба коллектива за личность.

В литературе история Ростовского ТРАМа отражена скупо. Ныне свидетельства об этом театре можно найти лишь на страницах периодической печати тех лет и в воспоминаниях, мемуарах непосредственных участников.

В 1929 году группа комсомольцев и рабочих паровозоремонтного завода имени Ленина (бывшие Главные мастерские Владикавказской железной дороги) и юнсекции Лендворца во главе с Борисом Фаталевичем решили организовать в Ростове-на-Дону свой театр рабочей молодежи. Идею поддержал Ростовский горисполком. Борис Савельевич начал планомерный обход заводских и фабричных клубов в поисках будущих актёров.

В апреле 1929 года в краевую комсомольскую организацию поступило около 400 заявлений о приёме в ТРАМ. Первый набор состоял из 45 ребят. Среди них были: Пётр Лобода, Александр Григоров, Анна Агурейкина, Клавдия Еремина, Сергей Штанченко, Полина Петрова. В коллективе создали исполнительное бюро, бытовой суд, редколлегию, старостат. Прежде всего трамовцам необходимо было получить теоретические знания по актёрскому мастерству. Подобрали педагогический состав, собрали небольшие средства для нужд театра. Планировали проводить теоретические занятия по истории театра и изучению исторического материализма [1].



Будущие артисты театра, отстояв рабочий день на заводах и фабриках, спешили на учёбу в Лендворец, где им выделили две комнаты. Занятия проводились по четыре часа в день пять раз в неделю. Ритмика, пластика, дикция, техника актёрской игры, акробатика, музыкальные навыки – всё это постигала молодёжь на студийных занятиях. В выходные дни трамовцы ходили в кино и театр, совершали прогулки за город [2].

После освоения азов театрального искусства, встал вопрос о подготовке к первому спектаклю. Для своего режиссёрского дебюта Фаталевич мог взять любое уже проверенное в молодёжной аудитории произведение. Но для первой встречи со зрителем трамовцам хотелось создать что-то новое, причём автором должен стать член театра. В ответ на такой запрос слесарь и рабкор Игнат Назаров (будущий советский драматург Игнат Иванович Назаров, 1904–1982) предложил трамовцам поставить пьесу «Цеха бурлят», наброски которой им были ранее написаны. Автор считал, что тема первой пьесы должна быть «…сама жизнь. Разве не знать комсомольцу, рабочему парню, чем живет его производство, отдельные рабочие, чем болеет, чем радуется ячейка комсомольская и отдельные члены коллектива» [3].

Над постановкой работал весь коллектив. Основным её достижением, по мнению Бориса Савельевича, было «…то, что вся она, начиная с незначительной реплики и кончая незаметным гвоздиком в конструкции или отдельной музыкальной фразой, сделана исключительно коллективом» [4].

Для написания пьесы из коллектива отобрали восемь трамовцев во главе с Игнатом Назаровым. Чтобы обогатить её реальными историями из жизни комсомольцев, в газету «Большевистская смена» кинули клич ростовской молодежи: присылайте материалы конкретных случаев соцсоревнований на предприятиях, изобретательств и достижений, упадничества и конфликтов [5]. Но обилие материала плюс коллективное творчество сильно тормозили работу и пьесу для окончательной доработки передали И. Назарову.

В основу пьесы была положена производственная победа ударной бригады — пуск новой печи, вокруг которой разворачиваются события. Руководитель ударной группы комсомолец Андрей Шаталов «крутит любовь с мещанистой девушкой Зиной». Увлеченный любовью Андрей понемногу отходит от коллектива, работающего над пуском печи. Группа хулиганов от имени Андрея пишет записку рабкору завода И. Когану, заманивает его на пьяную вечеринку и там жестоко избивает. Коган обвиняет в этом Андрея. И последний, не оправдываясь, бросает на стол комсомольский билет. Коллектив помогает Андрею выбраться из этой ситуации, и Андрей остается в комсомоле. Печь входит в строй [6].



Как только первый эпизод пьесы был готов, сразу приступили к репетициям. В спектакле задействовали 30 актёров. По словам художественного руководителя Б. С. Фаталевича к первой постановке «Цеха бурлят» трамовцы готовились долгие семь месяцев [4]. В театре создали новые группы в помощь будущему спектаклю: осветительную, конструкторскую, музыкальную, ИЗО. Трамовец Павел Эммануилович Гутин сочинил музыку. Большое впечатление на будущих актёров оказал Ленинградский ТРАМ. Он приехал в Ростов в разгар репетиций — в июле 1929 года, и показал семь спектаклей для молодёжи города. Постановки ленинградцев стали для ростовских трамовцев наглядным уроком по сценическому мастерству [7].



Премьера спектакля «Цеха бурлят» состоялась 12 января 1930 года на сцене клуба Доншахттока (ныне Дом культуры «Энергетик», пер. Семашко, 48). Вход был только по пригласительным билетам. На первом общественном просмотре клуб был полон молодёжи. Во время спектакля они смеялись, разговаривали, пели вместе с трамовцами. Зрители были непосредственными участниками событий, происходящих на сцене. Спектакль прошёл с огромным успехом. И первый короткий отзыв в местной прессе: «Спектакль был исключительно хорошо принят присутствовавшей рабочей молодёжью. После состоялся диспут по показанному спектаклю и дальнейшей работе ТРАМа, который при большом количестве публики затянулся до двух часов ночи» [8].



Через несколько дней после премьеры в газете рабоче-крестьянской молодёжи вышла большая статья М. Грина «Вызов брошен» [6]. Автор писал, что «Цеха бурлят» — это «…вызов всем театрам и клубам Ростова. ТРАМ в пьесе вскрыл все сложные явления, которые протекают сейчас в цеху в жизни молодежи. Трамовцам удалось показать весь перелом, который вносит социалистическое соревнование, ударные формы в жизнь рабочего подростка. И всё это потому, что трамовцы играли самих себя». В спектакле режиссёр и актёры нашли много нестандартных решений, избегая театральных шаблонов. На сцене — минимум декораций и реквизита. Всё внимание на героях: их пластике, мимике, жестах. «В театрально-общественной жизни Ростова повеяло свежим ветром… и ветер крепчает».

Помимо плюсов были в постановке и недостатки. О них писал не только автор статьи, но и сам режиссёр театра: хромала дикция, на сцене «съедались» отдельные слова и даже фразы. Не все актёры были физически подготовлены для выполнения тех или иных сцен спектакля. Поэтому уже при следующем наборе актёров, состоявшемся после первой премьеры, помимо требований — не менее двухгодичного производственного стажа и направления от ячейки ВЛКСМ, прибавилось ещё одно — «полное физическое здоровье» [9]. Б. С. Фаталевич указывал на то, что актёрам не хватило опыта и времени при подготовке спектакля. «…Не надо забывать, что наши семь месяцев работы покрываются семью годами работы нашего старшего брата Лентрама. Но название ко многому обязывает. Поэтому мы зубами вгрызаемся сейчас в этот опыт, который передает нам Лентрам» [4].



Ростовский горком партии придавал ТРАМу большое политическое значение. Театр «стоит на правильном пути своего развития, он является ценнейшим звеном в системе классового воспитания рабочей молодёжи». Краевой комитет комсомола констатировал, что ростовские организации не понимают эту роль в культурной революции, что ведёт к уничтожению трамовского движения. Получая небольшую дотацию от горсовета, почти при полном отсутствии помещений, для того, чтобы существовать, ТРАМ должен был выступать по 12-14 раз в месяц, причём включать в свой репертуар всё новые и новые работы.

У коллектива появились две основные проблемы: место и время. Стоял острый вопрос с помещением театра. Трамовцы репетировали в клубе Ростузла, но Лендворец стал занимать его под различные заседания и собрания, что срывало репетиции и спектакли. Управление зрелищными предприятиями (УЗП) в Пролетарском районе имело прекрасный Рабочий театр (ныне здание Ростовского молодёжного театра), который в основном использовался под кинотеатр. По требованию ТРАМа и районных комсомольских конференций УЗП сначала согласилось на передачу этого помещения театру, но производственный финансовый расчёт показал, что это будет коммерчески невыгодно, так как спектакли трамовцы будут показывать только по вечерам, а днём он будет пустовать.
Вторая проблема — катастрофическая нехватка времени у актёров. Спектакли зачастую заканчивались в первом часу ночи. После выступлений актёры расходились по домам в третьем часу, а монтировочная группа ещё позже: разобрав все декорации и переспав всего пару часов, направлялась к своим рабочим станкам и машинам. Помимо этого, трамовцам нужно было уделять большое количество времени учёбе и массовой работе на предприятиях. Восемь часов работы на сцене и столько же на производстве оказались в итоге непосильными для ребят. Уже в марте 1930 года стал вопрос о развале ТРАМа, если в ближайшее время не будет выпущена новая постановка. Крайком ВЛКСМ считал, что единственный выход — это снятие трамовцев с производства. Они должны полностью погрузиться в театральное искусство и стать художественным агитпромом среди широкой массы рабочей молодёжи, как Ростова, так и края [10].

Горсовет и крайисполком подписали это решение, утвердив театру смету. Конференция комсомола Пролетарского района проголосовала за это решение и потребовала передачи ТРАМу под постоянную базу помещения Рабочего театра. 1 апреля 1930 года коллектив приступил к работе в постоянном помещении.

Более не привязанные к производству, трамовцы стали гастролировать. Таганрог — 11 спектаклей [11], на Донбассе — 24 дня в самых глухих местах, непосредственно на рудниках, охватив до 20 тысяч рабочего зрителя [12]. Отдохнув три дня, коллектив направился в Краснодар [13].



Всё лето театр провёл на гастролях, можно было идти в отпуск... Но комсомольцы решили мобилизоваться на ударную помощь региону. Коллектив разделился на несколько агитбригад, которые разъехались по городам и станицам. Одна из них в составе 18 человек находилась в Шахтах на ликвидации угольного прорыва. 26 сентября 1930 г. на угольном руднике «Октябрьская революция» трагически погиб трамовец Фёдор Недопеков. С утра до позднего вечера он был занят на агитработе, а ночью вместе с рабочими спускался под землю. Нелепый случай (лопнувшая цепь с полупудовым крюком ударила его по виску) оборвал жизнь молодому актёру [14]. На похоронах мать Феди плакала: «Зачем ты, сынок, выбрал такую опасную профессию?..» Трамовцев потрясли эти слова, но в то же время и наполнили их гордостью. То напряжение, в котором ребята жили и работали, можно было выдержать только благодаря молодости.

Впереди Ростовский ТРАМ ждали новые постановки. Были вереницы взлетов и падений, успехов и разочарований, радости и поиска, но за короткий промежуток времени Ростовский ТРАМ доказал свою жизнеспособность не только молодым зрителям Ростова, но и Донбасса и Северного Кавказа. Энергия молодых трамовцев заразительно подействовала на молодёжь других городов. К концу 1930 года в северокавказском регионе насчитывалось уже 14 трамовских объединений: Грозный, Майкоп, Новороссийск, Сулин, Армавир и др. [15].

Библиография

1. ТРАМ – создадим! / Б. Фат-ич // Большевистская смена. 1929. 18 апр. С. 4.
2. Дружный коллектив / Трамовец // Большевистская смена. 1929. 18 мая. С. 4.
3. Спектакль, рожденный в цехах : трамовцы о своей пьесе / И. Назаров // Большевистская смена. 1930. 12 янв. С. 4.
4. Спектакль, рожденный в цехах : трамовцы о своей пьесе / Б. Фаталевич // Большевистская смена. 1930. 12 янв. С. 4.
5. Рабочая молодежь // Большевистская смена. 1929. 12 июня. С. 4.
6.Вызов брошен / М. Грин // Большевистская смена. 1930. 16 янв. С. 4.
7. Постановки приезжающего в Ростов Ленинградского театра рабочей молодежи // Большевистская смена. 1929. 27 июня. С. 4.
8. С общественного просмотра «Цеха бурлят» // Большевистская смена. 1930. 14 янв. С. 4.
9. Вниманию рабочей молодежи // Большевистская смена. 1930. 28 янв. С. 4.
10. На помощь трамовскому движению // Большевистская смена. 1930. 7 марта. С. 4.
11. Загудел, забурлил зрительный зал : Ростовский ТРАМ в Таганроге / Л. Шем // Большевистская смена. 1930. 19 мая. С. 4.
12. Ростовский ТРАМ уехал на гастроли в Донбасс // Большевистская смена. 1930. 25 июня. С. 8.
13. Ростовский ТРАМ в Краснодаре / Мих. Губенко // Большевистская смена. 1930. 2 авг. С. 4.
14. Памяти ушедших // Большевистская смена. 1930. 30 сент. С. 4.
15. Трамам нужна помощь // Большевистская смена. 1930. 14 дек. С. 4.

Иллюстрации из газеты «Большевистская смена»

1. Эпизод из трамовской пьесы «Цеха бурлят» // Большевистская смена. 1930. 11 янв. С. 4.
2. [Анонс первого спектакля] // Большевистская смена. 1930. 8 янв. С. 4.
3. Ростовский ТРАМ – «Цеха бурлят» // Большевистская смена. 1930. 14 дек. С. 4.
4. Ростовский ТРАМ уехал на гастроли в Донбасс // Большевистская смена. 1930. 25 июня. С. 8.
5. На «Дружной горке» // Большевистская смена. 1930. 26 мая. С. 4.
Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Подбор литературы