ул. Пушкинская, 175А

Открытая всем ветрам

Автор статьи:
Эмиль Сокольский
725
5 августа 2020

Село Золотая Коса, что в ближних окрестностях Таганрога, на берегу Азовского моря, названо так по небольшому мысу, давно обжитому домами отдыха и детским оздоровительным лагерем.

Здесь находилась богатая барская усадьба. Сначала она принадлежала юристу, историку и общественному деятелю Александру Борисовичу Лакиеру, потом перешла к его детям, которые неустанно занимались благотворительностью.

Их деятельность как помещиков – пример образцового ведения хозяйства. Они разводили всевозможные фрукты и овощи, построили конный завод, занимались воспроизводством крупного рогатого скота, овец и свиней. Работали мукомольня голландской системы, маслобойня, мельница-ветряк, водокачка, известковый и кирпичный заводы.

Вот что писал о мельнице бывший директор музея-заповедника «Танаис» Валерий Чеснок:

«Ветряк стоит на мысу, открытый всем ветрам. Когда-то с него ободрали крылья и сорвали верх, прекратив в склад, но всё равно – в необычности облика угадывалось и назначение, и старина мельницы.

Мощный объём кирпичной кладки с редкими прорезями арочных проёмов делают его похожим на крепость. «Крепость» устояла перед непогодами и временем, но волны размыли берег, и если ещё год-два продлится человеческое равнодушие, он окончательно рухнет в море, пополнив мартиролог безвозвратно утерянных исторических памятников.

Совсем недавно рядом с ветряком разобрали на кирпичи один из старинных особняков, морем разрушена каменная лестница… Глядя на всё это запустение, я вспомнил фантастический рассказ Брэдбери, как на одной планете, вырубая деревья, люди обрекали на гибель посёлки у их корней… Кажется, что языческий дух старой мельницы охранял и эти места, и они обречены с его изгнанием…

С кем из жителей посёлка, молодым или старым, ни поведёшь речь о мельнице – ветряк, как волшебный ключик из сказки, открывает в каждом шкатулку воспоминаний. Имена, факты, события, множество интереснейших подробностей – как будто ветряк под своей островерхой крышей хранит историю всех судеб соприкасавшихся с ним людей – и живых и давно ушедших…

Оборудование внутри здания демонтировали. Кажется, что и дома отступили, определяя этим неизбежность драматического финала.

И всё-таки хочется верить в здравый смысл. В здравый смысл всего того, что не приносит сиюминутной выгоды – на часах весов сегодняшнего дня его и не заметить. Да его там и нет. Оно – основа, на которой крепятся эти чаши…»

Главный барский дом напоминал старинный замок. Неподалёку стоял «Белый дом» барыни. Чуть в отдалении – каретный сарай. В лесочке, что близ обрыва к морю, пряталась часовня. От главного дома шёл спуск к берегу, обсаженный розами. Перед фасадом – цветники. Парк, в котором росли тополя, акации, ясени, окружался посадками сирени. В бассейне плавали рыбы «с золотым отливом» (так вспоминали старожилы).

Пришла советская власть. Усадебная земля стала собственностью сельскохозяйственной артели и совхоза. С 1931 года её хозяином стал Азово-Черноморский институт механизации и электрификации сельского хозяйства. Из барского дома исчезли золотые и серебряные украшения, фотографии, предметы быта. Долгое время он служил клубом; сейчас медленно разваливается (в целях безопасности его не так давно огородили металлическим забором). «Белый дом» рухнул в море, та же судьба постигла и мельницу (море постоянно подтачивает обрывы). Что сохранилось от Лакиеров кроме «замка»? Безжизненные корпуса маслобойни у заброшенной рощицы акаций, в которой пасётся местный скот, и глубокие погреба. В общем, всё грустно.

Уже нашлись деньги на металлическую ограду, чтобы окружить ею усадебное здание, но вот никак не найдутся на реставрацию. А что касается моря…

В книге В. И. Борисова и Е. И. Капитонова «Азовское море», изданной в Краснодаре ещё в 1973 году, написано:

«Азовское море заметно мелеет. Если в океанографических экспедициях Андрусова и Макарова наибольшая глубина его была установлена 16 м, то последние экспедиции не могли обнаружить глубины более 13,5 м. Мелеют некоторые лиманы, например Ейский, Ахтанизовский. Процесс обмеления Азовского моря объясняется, во-первых, громадным количеством наносов, выносимых Доном и Кубанью. Когда-то по берегам Дона росли вековые дубравы. В царской России леса эти беспощадно вырубались, в результате усилился процесс эрозии почвы. Ливневые дожди смывали целые поля земли и уносили её в Дон, и эта мощная река выволакивала смытую почву в море, обмеляя его. Да и сейчас Дон и Кубань выносят ежегодно в Азовское море миллионы тонн наносов.

Процесс накопления осадков в море идёт ещё за счёт материала, получающегося при разрушении волнами берегов (таких осадков поступает около 8 млн. тонн в год), и в значительной степени за счет осаждения раковин организмов планктона и бентоса. Известную роль обмелении моря играют и пыльные бури».

Море-то, конечно, мелеет, но вот ещё лет десять-пятнадцать назад в Золотой Косе оно плескалось. А сейчас… Берег зарос, а ведь ещё в начале 2000-х можно было хотя бы ноги помочить – да и пройти по дну в сторону горизонта, сколько будет не лень (море здесь мелкое).

«Оздоровительный центр “Металлург”, – сообщает сайт “Где отдохнуть в Золотой Косе”, – расположен в прекрасной лесопарковой зоне на берегу Азовского моря, в местечке под названием "Золотая коса", в 25 километрах от Таганрога. Тёплое море Таганрогского залива безопасно и особенно привлекательно для организации детского и семейного отдыха».

Что можно видеть здесь сегодня? Причал разрушен (долгое время торчала из воды металлическая конструкция), берег неухожен (никто не купается), в прибрежной зоне – то здесь, то там приметы разрухи, но если заглянуть в ту самую «лесопарковую зону» – оказывается, что отдыхающих очень, очень много! Здания не пустуют, и действует столовая (только для отдыхающих: оплата по талонам)…

Да, отдыхающие летом не переводятся: у моря – даже такого – отдыхать приятней, чем в городе.

Фото

Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Афиша
Подбор литературы