ул. Пушкинская, 175А

Многоликая станица

Автор статьи:
Эмиль Сокольский
728
15 июня 2021
Северский Донец здесь спокоен и невелик; берега низкие, ровные, и только Краснодонецкая – на возвышенности, издалека узнаваемая по синей церкви на самом верху.
Образованная в 1775 году на низменном берегу, станица называлась, конечно, иначе – в честь императрицы Екатерины II. Но через два года казаки признали свою оплошность с выбранным местом: по весне их дома, которых к тому времени насчитывалось всего с десяток, заливало водой, и пришлось перенести поселение верстой ниже по берегу. Однако и здесь получилась неудача: песчаный грунт, на котором казаки обосновались, был неблагоприятен ни для строительства, ни для земледелия. И станицу перенесли на нынешнее место.
Стоит пересечь реку по понтонному мосту и ступить на станичный берег, – то, что воспринималось как возвышенность, оказывается нешуточной горой. Ступеньки круто взбираются на улицу, которая идёт на подъём. По левую сторону жилые дома, по правую – магазинчики и Дом культуры с колоннами от самой земли. А в перспективе, на вершине горы, прикрытая снизу ольховым сквером, выставившим перед собой на постаменте обелиск героям, – деревянная Екатерининская церковь, ещё более величественная, чем издалека. Поставленная в 1879 году и обнесённая каменной оградой, она, крепкая, статная, непреклонно стоит и служит – тогда как от многих каменных храмов на донской земле не осталось и фундамента...
Пение колокола, который, как уверяют местные жители, был слышен до самой Белой Калитвы, впервые умолкло ещё до войны: церковь превратили в зернохранилище. Поручение срезать купола (основного здания и колокольни) вызвался исполнить дядя Гриша. Перед оккупацией церковь чуть не взорвали – не хотели, чтобы зерно досталось немцам, да женщины взмолились: у нас у всех семьи, дети голодные, мы лучше по-быстрому разберём зерно по домам! Разобрали; взрывать стало незачем. А при обороне станицы послужила колокольня: на ней прятался наш миномётчик. Когда немцы бомбили станицу – бомбы разрывались в стороне от церкви. Одна угодила в дом Григория Петровича, погибли жена и дочь...
Заняв Екатерининскую (я так и буду называть станицу – Екатерининская, хоть в 1920-м её и переименовали), немцы распорядились открыть церковь для богослужений; а после войны по решению местных властей её снова закрыли: просто заперли, и так, пустой, простояла она до 1985 года. А дядя Гриша, горюя («две головы срезал – двух и лишился!»), смастерил и кровлю, и купола (правда, это не совсем купола – скорее шляпы; впрочем, можно сказать иначе: благодаря этим жестяным колпакам церковь немного напоминает русский терем, с налётом «финского» модерна»). Облагораживанием здания занимались и рабочие, и жители – не только станицы, но и окрестных хуторов; с материалами помогал колхоз. А вместо разобранной каменной ограды поставили металлическую.
Помимо церкви, в станице многое дышит стариной, и главная «старина» Екатерининской – её расположение. Части, на которые условно делится станица, до сих пор носят в народе свои исторические названия. Срединой именуют центральную – от реки и до вершины горы. Выше идёт Рынок, где можно найти несколько выразительных куреней. Правее – Кипучий колодец, – западная окраина. К северу, возвышенным побережьем Донца, за балкой, по пескам тянется Куликовка, – не случайно там насадили сосновую рощицу, чтобы остановить их нашествие на станицу. А за Куликовкой уже дальний угол Екатерининской – Наумово, с привычной для этих мест растительностью: тополями, ольхой, ивами и дикими абрикосами (жердёлами). Южнее, за ручьём, который носит название Соколовская балка – самая тихая сторона станицы и самая разбросанная. Вечером, когда в домах повсюду зажигают огоньки, Забалка кажется отдельным хуторком, не имеющим к станице никакого отношения.
Забалку можно пройти тропинкой по-над каменистым берегом излучины Донца (мимо бугорков, разделённых влажными балочками,  мимо одиноко вышедших к реке домов, мимо диковинных сооружений из ветвей деревьев, похожих на строительные козлы, – это мостки для рыбаков, по-местному «кроватки»), – и впереди, на крутом повороте реки, глазам предстанет самое красивое место в окрестностях станицы.
Здесь берег неожиданно вздымается многослойной скальной грядой. Особо мощный уступ напирает на реку и глубоко уходит под воду. Тропинка берёт подъём на вершину яра, усеянную кустистой акацией, ковылью и чабрецом. Отсюда открываются замечательные виды: на хутор Виноградный, что напротив, на правобережные обрывы, вырастающие за хутором, на леса, покрывающие левобережье почти до горизонта, и на Екатерининскую, полуспрятанную за поворотом реки. А за яром, в распадках которого уютно поселились ивы и ольха, карьер: здесь собирают пластушки – слоистый известняк, пригодный для строительства сараев и дворовых оград.
Если от карьера спуститься в лесок, или «кут», как говорят екатерининцы (и скалы потому называют Кутовскими), тропинка приведёт к полноводному ручью, который проделывает петлю и нехотя вливается в Северский Донец. И отсюда, берегом Донца, можно прийти к тому самому выступу скал, который нависает над рекой, словно грозя при первом удобном случае навалиться на неё всей своей страшной тяжестью. Перед выступом, у подножья гряды, где скалы в сквозной листве ив и вязов отступают от воды, отводя место каменистому берегу, выходят родники: один сочится из-под камней, другой сыплется дождиком с обнажённого корня старого дерева, третий неслышно наполняет ванночку низкого тёмного грота, четвёртый напором изливается из скального отверстия.
Чтобы покинуть это удивительное место, требуется волевое усилие. Но оно вознаграждается: ведь поднявшись обратно на скальную гряду, снова любуешься завораживающим речным поворотом. А как покинуть вершину этой гряды? – только уговорив себя: обязательно, обязательно вернёмся…
Поделиться:

Комментарии

Для добавления комментария необходимо авторизоваться

Рубрики блога:

Афиша
Подбор литературы